ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА

 

     Со стороны они казались счастливой семейной парой. Юля — успешный юрист, Виталий— банковский служащий.

 

     Как это часто бывает, познако­мились еще в школе, вместе де­лали уроки, вместе бегали в кино, гуляли по городу... Со временем Виталий стал проводить все боль­ше времени у Юльки дома, при­ходил рано утром и расставался с любимой часов в 12 ночи. К себе домой приходил только но­чевать. Жили они в соседних подъездах, их родители были в хороших отношениях между со­бой, поэтому при встрече мамы и папы весело подшучивали — «Ну, когда свадьбу гулять будем?».

 

     Дети росли, закончили школу, оба поступили в экономический вуз. И вот на выпускном курсе Юля и Виталий решили поженить­ся. При подготовке к свадьбе ос­новную финансовую нагрузку добровольно взяли на себя роди­тели невесты — а как же иначе, ведь любимая доченька замуж выходит, единственный ребенок в семье. Разве можно доверить организацию такого важного в ее жизни события кому-то другому? Папа и мама Виталика помогали, чем могли. Но вклад скромных го­сударственных служащих был невелик, тем более, что им нуж­но было оплачивать учебу для младшей дочки.

 

     Пара была красивой — оба молодые, светящееся от счастья, влюбленные. Гости не могли на них налюбоваться, все желали побольше деток и прочили им долгую семейную жизнь. После свадьбы Юлин папа подарил молодоженам путешествие в Италию, из которого они вернулись загорелыми, отдохнувшими, и, ка­залось, еще более влюбленными друг в друга.

 

     Проблему жилья для молодой семьи одним махом решил тесть. «Живите у нас пока, квартира трехкомнатная, места хватит» — заявил он. Виталик заикнулся было о том, что они планирова­ли снимать, но молодая жена сморщила носик: «Чем тебе не нравится у моих родителей жи­лье? Они ведь так хорошо к тебе относятся, да и деньги сэконо­мим». Возразить было нечего — оба пока студенты, денег дей­ствительно немного. А к своим родителям Виталик молодую жену привести тоже не мог — там в двухкомнатной квартире оста­лись мама, папа и младшие брат с сестрой.

 

     Потекла семейная жизнь. Через год оба закончили университет, Виталик устроился на работу в банк, а Юля, по совету родителей, поступила в ас­пирантуру. Молодая семья про­должала жить с родителями, что не вполне устраивало Виталика. Юля, понятное дело, легче нахо­дила язык с мамой и папой, и практически никогда не чувство­вала себя ущемленной. А ее мужу частенько приходилось подчи­няться тестю, который был хозя­ином квартиры.

 

     Любое решение — будь то ре­монт в комнате или покупка бы­товой техники, нужно было согла­совывать со старшим поколени­ем. Родители Юли зорко следили за тем, как молодая семья тратит деньги, кто к ним приходит в гос­ти, и даже что у них на обед.

 

     К слову, теща частенько стара­лась подкормить «деток», подме­нить дочку на кухне, чтоб у той оставалось больше времени на учебу. Для Юли семейная жизнь особо не отличалась от той, кото­рая была до свадьбы. Ответ­ственные решения принимали ро­дители, когда у молодой семьи не хватало денег — выручали папа и мама, в общем хозяином семьи девушка по-прежнему считала отца, а муж для нее был, скорее, другом.

 

     Однако Виталик терпел такое отношение к себе, ведь все это вре­мя они собирали деньги на строи­тельство отдельной однокомнатной квартиры. За несколько лет ему удалось невозможное: на работе из обычного служащего он дорос до заместителя начальника отдела, зарплата, соответственно, увеличи­лась в разы. Однако цены на жи­лье в столице росли не по дням, а по часам. Виталик от своих роди­телей помощи не ждал, им и так было сложно. Да и не взял бы ни рубля, даже если бы и предлагали, ведь он сам теперь зарабатывал больше, чем отец.

 

     На первый взнос на строительство квартиры молодой семье сбережений хватило бы, а на дальней­шие выплаты они планировали взять кредит, но тут естественно, вмешались Юлины родители: «Ка­кой кредит? Зачем вам однокомнат­ная? Неужели вам с нами плохо? Ну, если вы хотите пожить отдель­но...». В общем, через несколько месяцев молодая семья переехала в просторную «двушку» в ново­стройке. Собранные деньги они по­тратили на дорогую отделку.

 

     Виталик с радостью ждал, что после новоселья у них наконец-то начнется новая, самостоятельная жизнь. Но не тут то было! Его ро­дители наведывались в гости не так часто — оба еще работали, време­ни особо не было. Да и зачем мо­лодым надоедать, живут себе и жи­вут. Пусть сами в гости к старикам почаще заезжают — думали они.

 

     А вот с Юлиными родителями получилось совсем наоборот. Ее мама к тому времени вышла на пенсию и практически пересели­лась к молодым. А по вечерам, пос­ле работы, личный шофер на слу­жебном авто подвозил и тестя. Бы­вало, что родители и на ночь не уезжали, оставались ночевать. «А как же иначе? — считала Юлина мама, — Ведь девочка в аспиран­туре учится, диссертацию заканчи­вает, а тут еще и домашние забо­ты — уборка, готовка. Зачем ей на­прягаться?». Тесть же свои каждо­дневные визиты объяснял любо­вью к дочери и зятю, и заходил, как к себе домой. Хотя, почему как? Квартиру предусмотрительно он оформил на себя.

 

     Папа и мама Виталика видели, что их сыну в семье отводится вто­ростепенная роль, но что они мог­ли сделать? Заказывал музыку тот, кто за нее платил. И лишь иногда свекровь спрашивала у молодых: «Про детей вы думаете? Всего ж уже, вроде бы, хватает...».

 

     После того, как Юля защитила диссертацию и стала кандидатом наук, ей сразу же предложили высокооплачиваемую рабо­ту. К тому времени ее муж возгла­вил отдел, работы у него прибави­лось, иногда приходилось задержи­ваться до ночи. Да и не всегда хо­телось Виталику возвращаться в свою квартиру, начиненную дорогой мебелью и бытовой техникой, где хозяйничали родители жены. Он пытался поговорить об этом с же­ной, но она только пожимала пле­чами и спрашивала: «А что тебя не устраивает? Они же столько для нас сделали».

 

     Рождение ребенка Юля созна­тельно откладывала, сначала — из-за учебы в университете, потом — в аспирантуре. Сейчас ей хоте­лось заложить основу професси­ональной карьере, «закрепиться», как говорила она сама, на работе.

 

     Отношения между молодыми людьми постепенно остывали. Они привыкли друг к другу в посте­ли, и больше не было между ними той страсти, как раньше. Их не объединяла забота над общим ребенком. Им не нужно было вдво­ем думать и решать какие-либо проблемы — за них думали и ре­шали родители. Внешне — счаст­ливая семья, а если присмотреть­ся поближе — между ними с каж­дым днем увеличивалась про­пасть.

 

     И вдруг Юля забеременела. Как оказалось, она один-единствен­ный раз забыла выпить противо­зачаточную таблетку. Но, несмот­ря на то, что беременность была для нее все еще незапланирован­ной, она решила рожать. Радости родителей Юли и Виталика не было предела — они уже долго ждали первого внука или внучку. Рождения ребенка с волнением ждал и Виталик, помогая и обере­гая жену от всех волнений. Каза­лось, у их отношений появилось второе дыхание.

 

     Через положенный срок роди­лась девочка, которую назвали в честь... (кого бы вы думали?) тес­тя Александра Михайловича Саш­кой. Сашуня росла общительной и улыбчивой девочкой, в ней все души не чаяли. На семейном со­вете было решено, что Юля вый­дет на работу раньше, а воспита­нием внучки займутся бабушка и дедушка. О втором ребенке и речи не шло. Для Виталика началась прежняя жизнь, стой лишь разни­цей, что теперь он должен был за­рабатывать денег раза в два боль­ше. Жена по-прежнему видела в нем друга и спонсора, но не главу семейства, во всем подчиняясь воле родителей.

 

     Жизнь текла тихо и спокойно, и ничто не предвещало будущих событий. Однако со временем Виталик все чаще стал приходить домой по­здно и под хмельком. Каждый раз он объяснял это тем, что, мол, посидели с коллегами, расслаби­лись, и это был последний раз. Работа у него была ответствен­ная, нервная, и поэтому все чаще стресс снимался рюмкой. Со вре­менем схема «работа — выпивка — дом — скандал» стала привыч­ной.

 

     Родители жены все чаще бро­сали на него косые взгляды, у жены он не находил понимания, она стала сторониться его. Все они — тесть и теща, жена, дочь, жили тес­ным мирком, к которому он за столько лет так и не подобрал клю­чик. Сложная, пусть и высокоопла­чиваемая работа, дом, где тебя, по сути, никто не ждет и не понимает — эти обстоятельства влияли на Ви­талика не самым лучшим образом. На вопросы своих родителей «Как дела?» все время отвечал одинако­во — «Нормально». А что стояло за тем «нормально», старикам остава­лось только догадываться.

 

     Спасение в рюмке он стал искать все чаще и чаще. Уже и вышестоя­щее начальство стало поглядывать на него неодобрительно. А дома, совершенно случайно, из приотк­рытой двери услышал фразу, бро­шенную тестем: «Ну и зачем тебе этот алкоголик? Выгонят с работы  тебе же на шею сядет». Перед глазами поплыли круги — алкого­лик... Неужели жена ничего не воз­разит, не скажет? Нет... А чего он хотел? Чего ждал?

 

     В тот же вечер, побросав кое-ка­кие вещи в сумку, ушел ночевать к родителям. Младшая сестра к тому времени вышла замуж и жила от­дельно, так что для него нашелся свободный диванчик. А через день он слег с тяжелейшей простудой.

 

     От больницы отказался сразу, и целую неделю валялся дома с тем­пературой. За ним заботливо ухажи­вала мама, навещала сестра, пару раз забежала жена. За эти семь дней он успел столько передумать и вспомнить! Перед глазами прошли детство, юность, молодость, свадь­ба, новоселье, рождение дочери. Все эти годы он работал, он вкалы­вал, как мог, старался, чтобы семья ни в чем не ограничивала. И вот — все у него есть, пусть не сра­зу, но он многого добился. Но жена и ее родители не видят в этом и ма­лейшей его заслуги, все это время хозяином его семьи был тесть, а его, Виталика, слово никогда не имело решающей силы...

 

     Выздоровев, вышел на работу, дал себе слово завязать со спирт­ным. Через несколько дней жена по­звала обратно, вернулся. Но огонек отношений между ними погас.

 

     А через несколько месяцев, на корпоративной новогодней вечеринке в ресторане, друг познакомил его с новой сотрудницей из соседнего отдела. Когда Виталий впервые увидел эту женщину, у него перехватило дыхание. Она была уже не молодой девочкой, но сохра­нила прекрасную фигуру, ее огром­ные глаза излучали какой-то особен­ный свет, а вьющиеся русые воло­сы пахли так приятно, что можно было потерять сознание. Пока они танцевали, он нежно держал ее за тонкую талию, вдыхал аромат ее духов и не мог оторвать взгляд от ее удивительных глаз. Евгения, оказы­вается, работает в их банке первый месяц. Была замужем, но на протя­жении пятнадцати лет совместной жизни у них с мужем не было детей, поэтому год назад они развелись. И живет она сейчас с родителями, не­далеко от этого ресторана.

 

     После вечеринки Виталик выз­вался ее провести до дома. И все! С того самого предновогоднего ве­чера между ними вспыхнул огонь, нет — пламя, костер любви. Две одинокие души, недопонятые, недолюбленные встретились в этом огромном мире. Им снова было восемнадцать, они снова чувство­вали себя молодыми, а на ули­це бушевала ранняя весна, и можно было гулять вечерами, взявшись за руки, целоваться в скверике и кормить друг дружку мороженым. Сотрудники пока делали вид, что они ничего не замечают, а от жены Виталик пока старался свое увлечение скрывать. Евгения знала, что у ее любимого есть семья, но о разводе не заговаривала.

 

     Весна промелькнула, пролете­ло лето, а осенью Женя с огром­ной радостью и удивлением уз­нала, что она беременна. Ее во­сторгу не было предела, ведь она столько лет мечтала о том, чтобы стать мамой. Вот только как к этой новости отнесется ее Виталик?

 

     От столь неожиданной ново­сти Виталик испытал легкий шок, который очень быстро сме­нился волнением за здоровье будущей мамы и малыша. Бере­менность Жени он воспринял как сигнал к решительным дей­ствиям. Рассказать обо всем жене и попросить развода было нелегким делом, особенно Вита­лик волновался за то, что жена запретит видеть дочку.

 

     Развод Юля ему дала с одним условием — никакого раздела имущества. Все нажитое остает­ся ей. Ему пришлось согласить­ся, да и что там было, делить — ведь абсолютно все было офор­млено на тестя. Виталий ушел с двумя сумками со своей одеждой.

 

     Начинать сначала всегда сложно, а в зрелом возрасте — тем более. И снова возник вопрос у новоиспеченной семьи — где жить? К счастью, все возникающие вопросы они реша­ли вместе, вдвоем. Они словно учились жить по-новому, ради себя и их будущего малыша. Сня­ли однокомнатную квартиру, и пока Женя лежала в больнице на сохранении, Виталик сделал не­большой ремонт, купил недоста­ющую мебель. Их родители, кото­рые до сих пор не знали, плакать или радоваться происходящим событиям, решили-таки познако­миться между собой, и после вы­писки Жени все собрались в их небольшой квартирке, посидели, поговорили о том, как пара соби­рается жить дальше.

 

     За несколько месяцев до рож­дения малыша Виталик и Женя расписались в ЗАГСе, а вскоре на свет появился маленький Владик. Казалось, что счастье и любовь поселились в тесной квартирке.

 

     Нет, наша жизнь — не сказка, в ней бывают и свои проблемы, и трудности, но они временные и нет ничего приятнее, как вместе их преодолевать. За все пережи­тое и выстраданное судьба нако­нец-то наградила Женю счастьем материнства. А Виталик, возвра­щаясь домой, знал, что его там всегда ждут и любят.

 

     Жалко лишь, что свое счастье они встретили так поздно и столько времени потеряно зря. Но страшнее было бы, если бы этого вообще никогда не случи­лось...